Один из ведущих врачей XXII зимней Олимпиады, ортопед-травматолог Олег Миленин рассказывает о том, как медики работают со спортсменами на зимних Играх в Сочи.

Признаюсь честно, на этой Олимпиаде работы у врачей очень много. Мы были бы только рады, если бы проблем со здоровьем у спортсменов возникало поменьше, но не получается. Уже зафиксировано большое количество серьезных повреждений суставов, в том числе разорванных передних крестообразных связок, а это как раз мой профиль.

На днях, к примеру, подобную травму получил горнолыжник из Казахстана. Что делать в таких случаях? Спортсмена на электромобиле (их у нас два) привезли к нам в клинику, сделали томограмму, провели пунктирование сустава (с помощью шприца убрали из сустава кровь и жидкость, которые часто появляются при таких сильных повреждениях, как разрыв ПКС).

Надо отметить, что все олимпийцы в Сочи застрахованы, что позволяет проводить для них самые дорогостоящие манипуляции и сложные операции.

Этого спортсмена из Казахстана решено оперировать по истечении пяти-шести недель в Москве. Почему так долго ждать операции? Это обязательно нужно для того, чтобы спал отек, сустав успокоился и был готов к вмешательству. К сожалению, крестообразная связка у этого пациента сама не срастется никогда. Мы ее заменим — сделаем аутопластику ПКС. Это довольно высокотехнологичная операция, требующая достаточного опыта от хирурга-артроскописта.

Через два прокола я попаду в сустав, внимательно осмотрю его, проверю, целы ли мениски и хрящ. Сделаю маленький, сантиметра два, разрез и через него возьму часть полусухожильной мышцы пациента. Из нее и сделаю новую связку, которую после этого закреплю в каналах, просверленных в костях, специальными болтами. Связка из собственного сухожилия уже через полгода будет работать как своя. И олимпиец сможет постепенно возвращаться к любимому делу.

Вообще через наши руки проходит огромное количество спортсменов, но среди всех выделяются американцы. Они никогда не ходят по одному: на одного американского олимпийца, обратившегося к врачу, приходится три доктора команды, несколько секьюрити и еще непонятно кого. В общей сложности набирается человек десять.

Живут они в свой резиденции тихо, без опознавательных знаков, флаги своей страны не повесили. Их форма довольно непримечательна и похожа на камуфляж со значком флага на рукаве, также неявно выраженного. Похоже, такая форма рекомендована их службой безопасности. Воду носят с собой, ничего не касаются, все протирают спиртом. Снимать на фотоаппарат их нельзя, дотрагиваться — тоже.

Еще любопытная деталь: на Олимпиаде действует правило «Нет игле!». За след от инъекции возможна дисквалификация допинговой комиссией.

Допинговый комиссар может зайти к спортсмену в любое время суток. Конечно, по «жизненным показаниям» врач обязан ввести препараты, это допустимо. Но это влечет за собой оформление множества документов, истории болезни с аргументацией, почему, для чего и как был употреблен медицинский препарат.

В основном все отказываются от любых уколов, предпочитая терпеть боль. Расскажу вам и об одном казусе. Несколько дней назад рабочий зачем-то залез в бобслейный желоб во время тренировки.

Естественно, боб не заставил себя долго ждать! Пришлось нам в этот день сильно потрудиться. Долго оперировали беднягу по поводу переломов обеих ног...

Мораль простая: не стой под грузом и стрелой!

ЗАПИСЬ НА ПРИЁМ

при наличии снимка МРТ

 понедельник-пятница

 с 9-00 до 19-00 

В настоящее время для быстрого и правильного решения вопросов в рамках лечебного процесса,  недостаточно использовать только телефон. 

В нашей работе большую роль мы отводим электронной почте и другим современным средствам связи.

Обращаем ваше внимание, что информация, представленная на сайте, не предназначена для самодиагностики и самолечения. 

Обязательно проконсультируйтесь со специалистом.

Задать вопрос специалисту: